Мария, Румыния, 31 год: «Я говорю себе: после всего, что было, остается только побороть туберкулез – с этим я справлюсь».

Надеюсь, после того, как я расскажу о своей борьбе с туберкулезом, люди поймут, как сложно справиться с этой болезнью, почему тебе постоянно плохо, и ты все время чувствуешь себя уставшим. Целый год ушел у меня на то, чтобы просто поставить диагноз «туберкулез с лекарственной устойчивостью». На протяжении этого года я принимала бесконечное количество разных лекарств.

Атабек, Кыргызстан, 32 года: «Слово «медосмотр» вызывает у меня дрожь»

Я родился на юге Кыргызстана, в городе нефтяников Кочкор-Ате, у нас там довольно крупное месторождение нефти. Меня и двоих сестер воспитывала мама, папы не стало, когда мне было пять лет. После школы я поехал в Бишкек, поступил на факультет международных отношений Кыргызского национального университета, но ВУЗ не окончил, – на 4-м курсе взял академический отпуск. 

Алексей, Украина, 33 года: «Мне говорили, что шансов выжить нет, и врачи не хотели за меня браться»

Я из Северодонецка – этот город известен своим азотным заводом. Там мои родители работали. Но я решил идти своим путем и после школы отучился в строительном лицее на штукатура-маляра. Мне правда это интересно было, а вот летчиком или космонавтом я никогда не хотел быть. Устроился на работу, а потом в моей жизни произошло неприятное событие

Марина, Украина, 26 лет «Про болезнь знали родители и муж, но не понимали, как меня поддержать»

Сейчас я живу в Польше и даже вспоминать не хочется, что было со мной несколько лет назад. Я из Кировограда, единственный ребенок у родителей. По совету отца поступила в медицинский колледж и стала фельдшером. Работала медсестрой в школе, мне нравилось, но зарплата была очень низкой.  В 20 лет я вышла замуж и устроилась на вторую

Самира, Азербайджан, 30 лет: «Я на себе испытала, что бывает при прерывании лечения, – болезнь забрала еще два года моей жизни»

Я из бедной семьи, которая жила в приграничном с Азербайджаном районе Грузии. Мои родители выживали благодаря выращенным на собственном участке овощам. Они не имели высшего образования, не было хорошей работы. Родители не хотели такой же судьбы для меня и брата, поэтому не разрешили нам уйти из школы работать, сказали, что мы обязательно должны поступить в

Гоар, Армения, 46 лет: «Я постоянно боялась, что могу заразить сына туберкулезом»

Туберкулез кардинально изменил мою жизнь, хотя изначально все складывалось хорошо. Я родилась в Ереване в семье шофера. Моя мама — учитель русского языка, и я планировала пойти по ее стопам, но на третьем курсе пединститута поняла, что точно не хочу быть педагогом, а бросать учебу было жалко, и я закончила вуз.  В 19 лет я

Сардор, Кыргызстан, 50 лет: «Самое главное в борьбе с туберкулезом – это не бросать лечение»

Я родился в южной столице Кыргызстана, в городе Оше. Отец 40 лет проработал на шелкокомбинате, а мама — продавцом в магазине. У нас большая семья — девять детей, я — самый младший. Учился я в узбекской школе, но не успел ее окончить, потому что в 10 классе попал в тюрьму из-за драки. Получил 6 лет, отсидел

Алексей, Беларусь, 40 лет: «Главная проблема в голове — принятие или непринятие своего ВИЧ-статуса»

Я из Минска. Мечтал работать на железной дороге, но моя школа была филиалом педагогического университета, и появилась перспектива получить высшее образование именно там. А еще я хотел стать диджеем на радио, даже ходил по минским станциям, но моя немногословность этому помешала. По образованию я учитель истории и религиоведения. В школе работал с детьми 4-11 классов.

Ольга, Казахстан, 41 год: «Это не мой диагноз страшный, это законы нечеловеческие»

Два года назад мы с супругом решили переехать в Россию, на историческую Родину: я сама из семьи репрессированных, которых сослали в Казахстан, а после развала СССР реабилитировали, а мой муж родился в России, а в 80-е годы его родители переехали в Казахстан. Я из семьи врачей, отучилась на инженера-энергетика, хотя всегда мечтала стать переводчиком английского

Светлана, Украина, 42 года: «Мы тоже имеем право жить там, где наш дом»

Я родилась в украинской Виннице в обычной советской семье: папа был шахтером, мама — поваром в столовой на швейной фабрике. После развода родителей мы с братом и сестрой оказались в детском доме, но потом отец забрал меня в Воркуту, где тогда жил. После школы мне пришлось вернуться в Винницу смотреть за заболевшей мамой. В Украине