Миграция — глобальное явление, которое несомненно оказывает влияние на здоровье человека. Для ВИЧ-положительных мигрантов существуют отдельные дополнительные барьеры в доступе к услугам здравоохранения и включают уровень осведомленности, стигму и дискриминацию, ограничения на въезд, а главное, правовой статус в стране приёма. Когда речь идет об особых потребностях мигрантов, живущих с ВИЧ, необходим доступ к бесплатной медицинской помощи и антиретровирусной терапии, а также сопровождение специалистов гражданского общества для обеспечения приверженности к лечению и решения многочисленных юридических вопросов, неизбежно возникающих по ходу.

На уровне мировой политики здравоохранения еще в начале 1990-х годов было признано, что гетеросексуальный путь передачи ВИЧ превысил гомосексуальный, и что во многом это было связано с миграцией. Ограничения на въезд для людей, живущих с ВИЧ/СПИДом, обсуждались на уровне политиков, чиновников здравоохранения и экспертов с первых дней эпидемии, когда правительства оправдывали их соображениями эпидемиологической безопасности и защиты местного населения. Подобные меры глубоко коренятся в страхе общества перед ключевыми группами населения: секс-работниками, мужчинами, практикующими секс с мужчинами, и людьми, употребляющими инъекционные наркотики, и безусловно перед самими мигрантами, которых нередко воспринимают принимающие общества как источник проблем, какими бы они ни были. Позднее национальные правительства осознали, что подобные запреты для мигрантов не оказали положительного влияния на общественное здоровье и защиту населения, но сформировали серьезный барьер для профилактики и лечения ВИЧ. Эти ограничения нарушают права людей с ВИЧ на здоровье, частную жизнь и равенство. В 2016 году государства-члены Организации Объединенных Наций подписали Политическую декларацию по СПИДу, которая предполагает снятие ограничений на перемещение для ВИЧ-положительных людей. Многие страны либерализовали законодательство в отношении правил въезда и пребывания мигрантов с ВИЧ за последнее десятилетие, однако в 2019 году в 48 странах мира в той или иной форме оставались ограничения на въезд и проживания для ВИЧ-положительных иностранцев, а в 19 странах действовали правовые нормы о депортации международных мигрантов в ВИЧ-инфекцией, включая Россию.