Валентина Чупик: «У мигрантов есть синдром отложенного здоровья»

Исполнительный директор организации «Тонг Джахони», защищающей права мигрантов, Валентина Чупик — о том, как волонтеры помогали мигрантам получать медицинскую помощь во время пандемии.

Валентина Чупик отмечает, что в год по вопросам медицины в «Тонг Джахони» обращается около 30 человек.

— Среди тех, кто обратился ко мне в 2020 году, были мигранты с производственными травмами, еще один мужчина попал в аварию — он таксист, а значит, это тоже полученная на производстве травма. Одна женщина обратилась за помощью после неудачных родов, когда ей плохо сделали кесарево сечение и у нее воспалилась половые органы. Другой женщине соседи (такие же мигранты) выбили глаз. Обращались иностранцы, которым была нужна срочная медицинская помощь, но скорая помощь отказывалась их госпитализировать. Мы также занимались делом о нападении на мигранта националистов, в результате которого он получил восемь ножевых ранений. Были люди, которым полиция поломала ребра. В целом, самый типичный диагноз, с которым ко мне обращаются мигранты, — это «полиция избила», — рассказала Чупик.

Про здоровье

То, что мигранты не заботятся о своем состоянии, пока находятся на заработках, Валентина Чупик называет «синдромом отложенного здоровья».

— Это означает: находясь в миграции, «я не позволяю себе болеть», «я работаю, пока боль не пройдет сама», «я работаю, пока не стану нетрудоспособным». И только если «боль не прошла сама» и мигрант уже не может работать, он пойдет к врачу или, скорее всего, вызовет скорую. Во-первых, довольно много мигрантов знают, что вызвать скорую — это бесплатно. Во-вторых, они доводят себя до такого состояния, когда нужна именно скорая помощь, — объясняет эксперт.

В клиники мигранты, по данным Чупик, чаще всего обращаются в двух случаях. Первый — когда скорая оказала помощь, но людям надо получить какое-то дополнительное лечение. Вторая причина — аборты.

Про юристов

Помощь юристов в том числе нужна при отстаивании прав мигрантов, которые по медицинским показаниям не могут выполнять определенную работу. Чупик рассказала, что в январе 2021 года к ней обратилась гражданка Узбекистана, муж которой тяжело переболел коронавирусом с осложнениями, и теперь ему нельзя поднимать вес больше двух килограммов.

— Так как он работает в ЖКХ, его заставляли тяжелым ломом разбивать лед. За отказ выполнять эту работу его угрожали уволить — даже несмотря на то, что он показывал начальству справки. Мы написали письменное заявление о переводе на более легкую работу, его категорически не хотел принимать начальник, но мы отдали бумаги через секретаря и вопрос был решен, — отметила юрист.

Про пандемию

В разгар пандемии в апреле 2020 года организация Валентины Чупик создала Совет помощи мигрантам. В Совет вошли представители посольства Узбекистана, Агентства внешней трудовой миграции Узбекистана, Госслужбы миграции Кыргызстана, а также правозащитники, волонтеры, юристы, журналисты. Партнерами выступили Межрегиональная общественная благотворительная организация «Комитет за гражданские права», благотворительный фонд «Твори добро», российские отделения Международной организации по миграции (МОМ) и Красного Креста.

— Мы скооперировались, потому что в апреле стало поступать очень много звонков от мигрантов, которым требовалась медицинская помощь, — рассказывает Чупик. — Также мы хотели распределять гуманитарную помощь реально нуждающимся людям. Нашей третьей задачей было понять, готовы ли мигранты обращаться за медицинской помощью. Большое количество иностранцев не готовы это делать в принципе никогда: одни не доверяют врачам, другие верят, что у них изымут органы. Однако во время локдауна люди в скорую звонили.

Юрист отмечает, что основной работой Совета стало «принуждение скорой помощи приехать к больному COVID-19 мигранту и контроль за тем, чтобы медицинская помощь была оказана».

— Пандемия коронавируса показала, что между медициной и мигрантом встает не только языковой барьер, — подчеркивает эксперт. — Мы часто сталкивались с тем, что человек называет свою фамилию, которая заканчивается на «-беков» или «-кулов», и на том конце кладут трубку. По этой причине в рамках Совета мы создали «Горячую линию» на русском, узбекском, кыргызском и таджикском языках.

Входящие в Совет волонтеры «Горячей линии» с 21 апреля по 1 июня приняли около 2000 звонков. Еще 50–60 звонков ежедневно поступало на телефон юриста по вопросам коронавируса.

— В целом, за полтора месяца мы больше 600 раз вызывали скорую к мигрантам в разные регионы России и раздали 2428 продуктовых набора. Нередко скорую приходилось вызывать повторно, а в особых случаях к защите медицинских прав мигрантов привлекали сотрудников их посольств, — заключила Валентина Чупик.

Екатерина Иващенко
Фотография Владимира Парамонова, проект «Центральная Евразия»

Материал подготовлен при поддержке представительства Oxfam в Российской Федерации.