Исследование РАНХиГС: коронавирус не стал «болезнью мигрантов»

Исследование показало, что мигранты из Кыргызстана и Узбекистана отнеслись к угрозе коронавируса ответственнее россиян.

В июле 2020 года группа ученых РАНХиГС — Евгений Варшавер, Наталия Иванова и Анна Рочева — выпустили исследование «Положение мигрантов в России во время пандемии коронавируса (COVID-19): результаты опроса».

В исследовании, большой блок которого посвящен здоровью мигрантов, приняли участие россияне и приехавшие на заработки граждане Кыргызстана и Узбекистана. Всего было опрошено 2074 человека.

Респондентам задавали вопросы, касающееся их поведения во время локдауна весны 2020 года. Опрос показал, что в России порядка трети респондентов — как местных, так и мигрантов — ни разу не выходили встретиться с друзьями, заняться спортом или прогуляться на свежем воздухе. В этом отношении по всей России не было зафиксировано разницы ни между местными и мигрантами, ни между двумя мигрантскими группами — гражданами Кыргызстана и Узбекистана.

В Москве с рекреационными целями мигранты выходили на улицу еще реже, чем местные — 48% не выходивших с этими целями среди мигрантов против 42% среди местных.

«Все это говорит о несколько большей внимательности мигрантов к требованиям карантина. Достигается она, в первую очередь, за счет мигрантов из Кыргызстана. Они не выходили с этими целями в Москве в 53% случаев», — пишут исследователи.

Экспертов также интересовало, в какой степени респонденты в ситуации пандемии обращались к врачу. Отмечено, что «в исследованиях миграции известен так называемый „эффект здорового мигранта“, согласно которому временные мигранты, приезжающие зарабатывать, предпочитают переносить болезни на ногах и обращаются к врачу только в крайних случаях». Этот эффект обычно усиливается тем, что мигранты имеют ограниченный доступ к системе здравоохранения.

Эксперты напомнили, что в России все иностранцы имеют право на экстренную помощь. Мигранты из стран, не входящих в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), имеют право получать помощь по полису Добровольного медицинского страхования (ДМС). Мигранты же из стран ЕАЭС имеют право на полис Обязательного медицинского страхования (ОМС), который приравнивает их в этом отношении к россиянам.

«Получить реальную помощь по ДМС, который является обязательным для получения патента для работы, часто затруднительно. Равно как известны случаи, когда гражданам союзных государств отказывались выдавать полис ОМС», подчеркивают исследователи.

По совокупности этих факторов в российском экспертном сообществе возникло представление, согласно которому мигранты реже обращаются за помощью, чем местные. Насколько это так вообще, и насколько — во время пандемии? Чтобы получить ответы на эти вопросы, в опросе были смоделированы две ситуации.

Первая ситуация: представьте, что у вас симптомы коронавируса. Вторая ситуация: у вас те же симптомы, но в прошлом, до коронавируса, а значит вы подозреваете у себя обычный грипп. Обратитесь ли вы к врачу, вызовете ли скорую помощь?

При моделировании ситуации в прошлом мигранты значительно чаще местных говорили, что точно вызовут врача или скорую. Для России эти значения составили 55% у мигрантов против 26% у местных, а для Москвы — 58% против 26%.

При моделировании ситуации в настоящем выросла доля тех, кто точно обратится к врачу как среди местных, так и среди мигрантов, однако разрыв между ними, хотя и уменьшился — остался достаточно большим. По России мигранты точно обратились бы к врачу в 75% случаев, а местные — только в 55%, в то время как по Москве это соотношение 80% к 63%.

Таким образом, представление о том, что мигранты избегают системы здравоохранения — неверно.

Одно из опасений, которое выражали эксперты, состояло в том, что мигранты являются более уязвимыми в части заражения коронавирусом и одновременно представляют собой эпидемическую угрозу в связи с тем, что живут плотнее, чем местные.

Исследование показало, что в квартирах чаще живут кыргызстанцы, а в комнатах и бытовках — узбекистанцы. Таким образом, сделано предположение, что в лучших условиях живут местные, затем — мигранты из Кыргызстана, затем — мигранты из Узбекистана.

Однако несмотря на то, что мигранты действительно живут в среднем в два раза плотнее, чем местные, коронавирус не стал «болезнью мигрантов».

«Случаи заболевания и смерти от коронавируса среди мигрантов известны, равно как известно и об отдельных вспышках болезни в мигрантских общежитиях. Однако, если бы коронавирус активно распространялся в мигрантских средах, информационный фон вокруг проблемы был бы совершенно другим. Конкретнее о заболеваемости мигрантов говорить нельзя, поскольку статистики заболеваемости по иностранцам на данный момент в открытом доступе нет», — пишут эксперты.

То, что коронавирус не стал «болезнью мигрантов», в исследовании также связывают с тем, что «мигранты моложе, а значит менее подвержены тяжелому течению болезни». Кроме того, «очень многие из них не работали, а значит — могли не перемещаться по улицам, однако и фактор сознательного отношения к коронавирусу сыграл важную роль».

«Данные довольно четко указывают на то, что мигранты отнеслись к угрозе коронавируса серьезнее, чем местные. Прежде всего, среди мигрантов больше тех, кто не согласен с утверждением, что коронавирус — не страшнее обычного гриппа. Среди мигрантов также меньше тех, кто выходил на улицу с „необязательными“ целями, что в некоторых регионах, включая Москву, было напрямую запрещено. В-третьих, среди мигрантов больше тех, кто при симптомах коронавируса вызвал бы скорую помощь или врача», — отмечено в докладе.

Что касается вызова скорой, исследователи отмечают: из материалов СМИ известно, что мигранты сталкивались с тем, что им отказывали в приезде или госпитализации. Однако в равной степени из СМИ известно, что в том же отказывали и местным.

Относительно более высокая подготовленность мигрантов к эпидемии коронавируса связана с тем, что «мигранты оказались лояльнее российскому государству как организатору противодействия коронавирусу. Среди мигрантов больше тех, кто считает, что российское государство делает все необходимое для борьбы с коронавирусом», — подытожили эксперты.

Дмитрий Коренев

Данный материал подготовлен при поддержке представительства Oxfam в Российской Федерации

  • На фото: кырг. «Как коронавирус повлиял на вашу жизнь. Пройти опрос.» — картинка для привлечения внимания респондентов исследования (из отчета)