Дмитрий Полетаев: «Чаще всего получить полис ОМС стараются беременные мигрантки»

Директор Центра миграционных исследований Дмитрий Полетаев — об отношении мигрантов к своему здоровью.

Директор Центра миграционных исследований, ведущий научный сотрудник ИНП РАН Дмитрий Полетаев — соавтор нескольких исследований, которые касаются мигрантов и здоровья. По его словам, сложнее всего в чужой стране приходится женщинам — кроме прочего, миграция сказывается на их репродуктивном здоровье.

— В целом, наши исследования показали, что во время беременности мигрантки стараются обращаться к врачам, — говорит Полетаев. — Граждане Кыргызстана могут оформить полис ОМС при легальном трудоустройстве, так как эта страна входит в Евразийский экономический союз. Но не всем мигрантам оформляют трудовой договор, потому что правила в этом вопросе диктует работодатель. Чаще всего ОМС стараются получить женщины, когда забеременеют. Они ищут любую работу, пусть даже с не самой высокой оплатой, только бы она была легальной. Тогда можно получить ОМС, встать на учет и посещать женскую консультацию. Если женщины нигде не наблюдались, их отправляют рожать в инфекционное отделение родильного дома.

— Особенно сложно было в 2000-х годах, когда женщины на морозе стояли на рынках, и это плохо сказывалось на их здоровье. Да и сейчас они живут в сложных условиях, плохо питаются, поэтому для них важно хотя бы во время беременности посещать женскую консультацию. Мигрантки из Кыргызстана этим пользуются, а женщины из других стран — только если у них есть финансовая возможность. И это серьезная проблема, которая будет негативно отражаться на будущем поколении, — объясняет эксперт.

Дмитрий Полетаев отмечает, что в СССР не было привычки следить за своим здоровьем и регулярно обследоваться, и мигранты из постсоветских стран здесь не исключение.

— К сожалению, наши люди не ценят здоровье так, как граждане стран Европы. Мигранты лечатся, когда возвращаются на родину. Если поболело и перестало, то мигрант на это не обратит внимание. Его главный советчик — фармацевт в аптеке. Если есть разбирающееся в медицине знакомые, то звонят им.

Эксперт подчеркивает, что в целом мигрантам некогда думать о здоровье. В анкетах они выбирают пункт, что идут ко врачу, «когда возникает острая необходимость» — то есть, когда терпеть совсем невозможно.

— Раньше мигранты чаще ходили в обычные поликлиники и искали возможность заплатить непосредственно врачу. Сейчас в больницах стоят камеры, контроль за врачами усилился. В связи с этим мигранты идут в платные отделения. Тем более, что им нужно быстро получить помощь — работать надо, в очередях сидеть некогда. Систематического наблюдения за здоровьем очень мало, только над хроническими заболеваниями или если у людей есть деньги. Поэтому в отношении здоровья у мигрантов ситуация обстоит плохо, — говорит Полетаев.

В «свою» клинику пойдет мигрант или в «российскую», зависит от знания языка и других факторов, отмечает эксперт. Если человеку надо быстро и срочно, он пойдет туда, где ближе. Если он не знает русского языка — выберет условную «мигрантскую».

— Надо понимать, что медицина — это не только время, которого у мигрантов нет, но и деньги, которых тоже не так много, — подчеркивает эксперт. В случае серьезных заболеваний мигранты, по словам Полетаева, стараются покинуть Россию. Они могут остаться, только если у них есть разрешение на временное пребывание или вид на жительство.

Отдельно Дмитрий Полетаев затронул тему ВИЧ и туберкулеза. Исследования показали, что в последние годы хуже всего ситуация с диагностикой этих болезней у граждан Кыргызстана. Они как граждане ЕАЭС не получают патенты на работу и, соответственно, не проходят медобследование, куда входят тесты на ВИЧ, туберкулез и гепатит С. В целом, у граждан Центральной Азии высокий риск заражения ВИЧ, и влияют на это табуирование темы полового воспитания на родине и скученное проживание.

Екатерина Иващенко