Виталий Рабинчук, лидер-активист, председатель Общественной Ассоциации «PULS Comunitar», работающей в области поддержки и защиты прав людей, употребляющих наркотики, Молдова

Читать дальше

Если говорить об барьерах, связанных с доступом к услугам в связи с ВИЧ, для мигрантов из Молдовы, то, по сути, эти барьеры такие же, как и для всех мигрантов.

Первое — это отсутствие доступа к медицинским услугам. Страх депортации сказывается на готовности обращаться за социальными и медицинскими услугами. Что касается получения платной медицинской помощи, трудовые мигранты часто не имеют возможности оплачивать услуги своими силами. Все это уводит людей в тень и способствует более рискованному поведению. 

Второе – ограничения могут быть связаны с недостаточной осведомленностью самих мигрантов о своих правах. Это очень важный аспект, над которым мы могли бы работать как внутри страны, так и во взаимодействии со странами приема, в частности, с Россией – заниматься просвещением наших мигрантов о том, как они могут воспользоваться своими правовыми возможностями. 

Еще одна проблема, встающая перед гражданами Молдовы – вероятность потерять право на получение социальных пособий в стране исхода из-за долгого отсутствия.  Тяжелая ситуация в социальной сфере вынуждает их искать заработок в других странах, но при этом они могут потерять ту минимальную помощь, которую получали у себя в стране. Здесь видится очень важным работа с нашими парламентариями.

Если говорить о межгосударственных отношениях России и Молдовы, существующие двусторонние соглашения должны способствовать поддержке мигрантов, а не только препятствовать нашим гражданам в доступе к медицинским услугам и социальной помощи.

 Еще одна сложность заключается в том, что в Молдове координация трудовой миграции чаще находится в ведомствах таких органов, как МВД и МИД, в то время как Министерство здравоохранения, труда и социальной защиты слабо вовлечено в эти процессы и слабо просматривается их стратегия в вопросах, связанных с трудовой миграцией, в контексте защиты социальных прав мигрантов и возможностей получения медицинских услуг.

При этом у нас есть опыт взаимодействия с другими странами по вопросам миграции и ВИЧ, когда, например, тестирование проводится с целью вовлечь в лечение, а не с целью выдворения из страны, тем более пожизненно, как это происходит в Российской Федерации. Можно смотреть в сторону позитивных практик, прогрессивных моделей, и я надеюсь, что модельный закон «О равном доступе к профилактике, диагностике и лечению ВИЧ-инфекции в странах СНГ» поможет в этом, и наши парламентарии смогут найти площадки для взаимодействия.

Чем планируем заниматься совместно с РЭГ: я готов сфокусироваться на развитии и поддержке диалога в области миграции, основанного на правах человека и доказательных аспектах в области медицины и экономики. В частности, мы ждем результатов экономического исследования, проводимого РЭГ, с дальнейшей возможностью использовать его как адвокационный инструмент в работе с парламентариями обеих стран. 

Интересно участие в улучшении законодательства и политик в сфере регулирования трудовой миграции, а также в работе по мониторингу и оценке политик и практик в области трудовой миграции, и развитии сотрудничества с партнерами с тем, чтобы противодействовать негативному отношению и создавать общественное доверие и поддержку.

Кристина Ривера, PR-менеджер, БО «100% Жизни», Украина

Читать дальше

По последним данным миграционной службы Украины, в стране зарегистрировано более 140 тыс. иностранцев. Нелегальных мигрантов – более 2 тыс.; всех их возвращают в страны исхода. По вопросам искателей убежища также в большинстве случаев фиксируются отказы. 

В Украине мало мигрантов, беженцев, но что касается доступа к лечению ВИЧ-инфекции – им не отказывают ни в обследованиях, ни в постановке на учет, ни в получении лекарств. Но, к сожалению, несмотря на то, что средства на АРВТ выделяются из государственного бюджета, весь прошлый год мы занимались закупкой лекарств за счет средств ГФ.  

Украина – в первую очередь страна исхода мигрантов, 3 млн граждан страны работают за рубежом, в основном в Польше и России.

Наши пожелания — налаживание отношений с партнерскими организациями в Российской Федерацией для адвокации доступа мигрантов в сфере ВИЧ-сервисом. В РФ очень суровые миграционные законы, при этом много граждан Украины находятся там как беженцы, трудовые и нелегальные мигранты, сталкиваясь со множеством барьеров и сложностей, особенно если у них ВИЧ+ статус.

Чем планируем заниматься совместно с РЭГ: Нам было бы интересно проводить совместные исследования, мы также готовы оказывать информационную поддержку темам, связанным с миграцией и ВИЧ.

Наталья Шумская, директор AFEW в Кыргызской Республике, Кыргызстан

Читать дальше

Для Кыргызстана, как и для других стран Центральной Азии, фокусом для сотрудничества является Российская Федерация – более 80% мигрантов направляются на работу в Россию.  Мы оказываемся зависимы от лидерства России в вопросах миграционной политики.

Работа по профилактике ВИЧ с мигрантами

Мы развиваем партнерство по расширению доступа к лечению и услугам в связи с ВИЧ, работаем также с  партнерами из Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана и России. В рамках нашего проекта мы стараемся наладить систему перенаправлений для бенефициаров из ключевых групп так, чтобы они не теряли доступа к услугам профилактики, тестирования, лечения и поддержки при ВИЧ-инфекции на всех этапах миграции. Такие услуги очень актуальны и востребованы среди бенефициаров. Для примера, за первые пять месяцев работы наши партнерские организации выявили 20 новых случаев ВИЧ среди мигрантов из Центральной Азии в Москве. Законодательство России не позволяет людям с ВИЧ-инфекций получать лечение и медицинскую помощь. Если о статусе становится известно государственным учреждениям, то ВИЧ-положительный человек попадает в черный список и подлежит депортации. Благодаря поддержке нашего Проекта и российским фондам люди получют возможность начать АРВ-терапию в Москве.

О доступе к АРВ-препаратам для мигрантов

Мы планируем создать рабочие группы национальных экспертов с Министерств Здравоохранения и  республиканских центров СПИД в Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане по созданию переходных механизмов, когда страны пойдут на выдачу АРВ-препаратов на более длительный срок для ВИЧ-положительных людей, выезжающих в миграцию. Сейчас такая практика существует, но этот механизм не легализован, врачи выдают лекарства на свой страх и риск. 

Чем планируем заниматься совместно с РЭГ: Наши центры СПИД готовы направлять АРВ-терапию мигранту в РФ, однако им необходимо официальное заключение государственной клиники, подтверждающее ВИЧ-инфекцию. Но мигранты не пойдут в государственные учреждения, так как после получения положительного результата на ВИЧ последует депортация. Сейчас мы обсуждаем вопрос о возможности принятия Центрами заключений о постановке диагноза от частных клиник.

Женя Майилян, Президент, «Реальный мир, реальные люди», Армения

Читать дальше

Работа с ВИЧ+ мигрантами

Армения с точки зрения миграции – в первую очередь страна исхода; число людей, которые приезжают сюда работать, невелико. Однако пандемия COVID-19 показала, что мигранты есть и у нас. Закон работает так, что, если у человека ВИЧ, независимо от того, есть ли у него гражданство Армении или нет, он может получать лечение. И во время пандемии мы помогали получать лечение гражданам других стран. Закупка препаратов осуществляется за счет средств Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией. В стране есть все схемы АРВ-терапии, в которых нуждаются люди, живущие с ВИЧ.

Однако у нас остаются проблемы с мигрантами из Армении, принимающими АРВ-терапию, которые живут в Российской Федерации.

До эпидемии такие люди могли получать лекарства в Армении, и помогающие организации, либо родственники отправляли терапию бенефициарам, находящимся в миграции. Но во время карантина этой возможности не стало из-за отмены авиарейсов и любых других способах передачи. В России же препаратов либо не было, либо были по очень высокой стоимости – приходилось менять. схему или даже отказываться от терапии. Мы занялись работой с парламентариями и в кратчайшие сроки нам удалось изменить законодательство — сейчас мы можем легально отправлять лекарства нашим мигрантам.  

Проблемы мигрантов из Армении в Российской Федерации – ровно те же, что у приезжих из других стран: страх депортации, невозможность получить медицинские услуги.  Более того, в нашей практике было много случаев, когда у человека с ВИЧ есть родственники – граждане РФ, но их все равно депортировали. Многие мигранты не знают своих прав, не знают, как их можно защищать. COVID-19 выявил слабые места, по которым нужно работать.

Тахмина Хайдарова, руководитель, «Таджикистанская сеть женщин, живущих с ВИЧ», Таджикистан

Читать дальше

В 2020 году из Таджикистана в миграцию выехали более 120 тысяч человек, большая часть – в Российскую Федерацию.

Основной барьер для ВИЧ-положительных мигрантов – граждан Таджикистана в России — это запрет на проживание и работу для иностранцев, живущих с ВИЧ. Этот барьер нарушает право на труд и получение медицинских услуг в странах пребывания.

Во время эпидемии COVID-19 многие мигранты с ВИЧ в России обращались к нам за помощью в получении АРВ-препаратов. В партнерстве с другими организациями мы помогали высылать терапию при условии, если сам человек оплачивает АРВТ.

В вопросах миграционного законодательства в Таджикистане сложностей мы не видим. Все мигранты при необходимости могут получить АРВ-терапию. Закупки производятся за счет Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией, перебоев в поставках не было. Мигранты включены в Национальный план по борьбе с ВИЧ на ближайшие пять лет. 

Чем планируем заниматься совместно с РЭГ: Известно, что мигранты, знающие о своем ВИЧ-положительном статусе, из-за страха депортации не обращаются за помощью; при невозможности оплатить лечение существует риск отказа от терапии.

Мы видим необходимость в проведении совместного исследования по вопросу распространения ВИЧ в странах исхода и странах приема трудовых мигрантов для дальнейшего обоснования и лоббирования легализации мигрантов с ВИЧ и разрешения на трудовую деятельность.

Олег Еремин, исполнительный директор Ассоциации некоммерческих организаций по противодействию эпидемии ВИЧ и СПИДа «БелСеть антиСПИД», Беларусь

Читать дальше

К сожалению, в Беларуси мало организаций гражданского сектора вовлечено в работу с населением. Это проблема, потому что в стране действует сложная разрешительная система регистрации НГО: далеко не все сообщества могут получить одобрение, особенно если речь идет о закрытых группах (к примеру, МСМ).

До 2008 года государство практически не финансировало программы профилактики по ВИЧ и СПИДу, и большая часть антиретровирусной терапии (АРТ) закупалась за средства Глобального фонда. На сегодняшний день Минздрав признает значительную роль НГО в борьбе с ВИЧ и туберкулезом в Беларуси.

О доступе к АРВ-препаратам для мигрантов

Сам скрининг на ВИЧ не является проблемой в Беларуси ни для кого. А вот если установлен ВИЧ-положительный статус у гражданина другой страны (без вида на жительство в Беларуси), то могут возникнуть сложности. ВИЧ-позитивный мигрант, у которого критическое состояние здоровья, госпитализируется и лечится безвозмездно до момента устранения угрозы его жизни. После того, как состояние стабилизировалось, его выписывают, но получить АРТ-терапию в стране он не может: ее невозможно приобрести самостоятельно в аптеке, нельзя получить при НГО.

У нас есть онлайн-ресурс, который фиксирует правонарушения в сфере здравоохранения и консультирует ЛЖВ. Через него поступали и обращения мигрантов. Мы стараемся помочь всем: проконсультировать, составить необходимые запросы или перенаправить в другую организацию. В последнее время благодаря активному сотрудничеству с МОМ мы расширяем сферу поддержки.

Партнерская организация «Встреча» работает с группой МСМ (мужчин, практикующих секс с мужчинами). Многие мужчины Беларуси выезжают на заработки в Россию из-за более высоких зарплат там, среди них есть и представители МСМ. Если мужчина является ВИЧ-положительным и знает свой статус до отъезда, то обращается к сотруднику «Встречи» в своем городе, заключает договор о получении АРТ на свое имя и уведомляет об этом врача-инфекциониста. В Беларуси терапия может выдаваться на срок до шести месяцев (при наличии). В миграции человек находится на связи с соцработником в Беларуси и вовремя получает от него препараты, которые отправляются через автобусы или поезда, так как для почтовой пересылки нужны специальные разрешения. Раз в год мигрант обязательно должен вернуться в Беларусь и сдать тест на вирусную нагрузку и CD-4 (анализ крови на иммунный ответ организма к АРТ) для дальнейшего получения терапии.

Если гражданин Беларуси узнал о своем ВИЧ-положительном статусе, находясь в России, расклад другой. Иностранных граждан из России в таком случае депортируют, но в отношении белорусов система более лояльна — по крайней мере, в Москве и Санкт-Петербурге. Им дают возможность оформить получение АРТ в России через общественные организации Беларуси. Был случай в период острого локдауна, когда НПО не смогли вовремя передать терапию своему гражданину, но он смог приобрести ее за свой счет — это возможно в России.

Нурали Амонжолов, президент, Центрально-Азиатская Ассоциация ЛЖВ, Казахстан

Читать дальше

Казахстан — страна приема мигрантов. Доступ к лечению в связи с ВИЧ имеют граждане страны и люди с видом на жительство, однако ВИЧ-положительные иностранцы не могут стать гражданами из-за недавнего закона о миграции, в котором ВИЧ-инфекция оказалась включена в перечень заболеваний, являющихся основанием для отказа в гражданстве.  

Недокументированные мигранты обеспечиваются АРВТ за счет средств Глобального фонда, но не всегда людям подходят предложенные схемы лечения, и часто приходится находить препараты своими силами. На сегодняшний момент на мигрантов ложится и мониторинг вирусной нагрузки — это дорогостоящее исследование, но в ближайшие полгода анализы также будут покрываться средствами Глобального фонда.

Чем планируем заниматься совместно с РЭГ: Интересно провести совместные исследования, чтобы не быть голословным и иметь доказательную базу касательно миграции и проблем мигрантов. Нам нужно усилить коммуникации между НКО внутри региона, расширять партнерства, активизировать взаимодействие с правовыми организациями и продолжать активную работу с парламентариями своих стран.