Ботиржон Шермухаммад: «Мигранты покупают ДМС не для того, чтобы обращаться к врачам, а чтобы оформить патент»

Юрист, создатель портала Migrant Ботиржон Шермухаммад рассказал о том, какую помощь мигранты могут получить в рамках ДМС и почему они уезжают лечиться на родину.

Если мигрант заболел в России, в большинстве случаев он… терпит. И в последний момент звонит либо в скорую помощь, либо в платные отделы поликлиник. Фактически в России вся медицина для мигранта появляется платной.

Полис обязательного медицинского страхования (ОМС) могут получить только иностранцы с разрешением на временное проживание (РВП) или граждане стран ЕАЭС, у которых есть трудовой договор — они получают ОМС на срок его действия.

Тех, кто заключает трудовой договор, не так много, а на получение РВП уходят годы. Большинство мигрантов, чтобы получить патент, оформляют полис добровольного медицинского страхования (ДМС).

Оформляя ДМС, человек не думает о том, что он делает это на случай болезни. В странах Центральной Азии, да и в России тоже нет привычки регулярно проверять свое здоровье и делать страховой полис, чтобы получить помощь бесплатно в случае болезни. Тем более, у только что приехавших в Россию мигрантов денег нет. Если бы у людей была возможность не платить эти деньги, они бы не покупали даже базовый ДМС.

«Бесполезный» ДМС

Стандартный ДМС в ММЦ «Сахарово» стоит 4 000 рублей

Что он дает? Давайте рассмотрим два полиса разных фирм. 

В первом полисе страховая программа на 200 тысяч рублей в год включает:

— первичную медико-санитарную помощь и специализированную медицинскую помощь в неотложной форме, которая в России и так бесплатна для всех;

— транспортировку при неожиданном заболевании или в случае смерти;

— репатриацию в случае смерти.

Во втором полисе страховая сумма 130 тысяч рублей, но в него входит только «первичная медико-санитарная помощь и специализированная медицинская помощь в неотложной форме». Которая, напомню, и так бесплатна для всех.

Причем помощь можно получить только в тех медучреждениях, с которыми у страховой компании есть договор. То есть мигрант должен позвонить на горячую линию, рассказать о своей проблеме и, если она подпадает под его страховую программу, ехать в определенную больницу в Москве.

Это большой вопрос, почему ту помощь, которая и так бесплатна для всех в России, мигранту продают за 4 000 рублей. 

Получается, что оформление полиса ДМС — это бизнес для страховых компаний. Он не дает ничего ни мигранту, ни государству. Максимум, что можно получить с помощью такого полиса, — услугу государственной скорой помощи, а деньги все равно получает страховая.

В целом, в России не так дешево лечиться. Недавно моим детям надо было сделать прививки. Каждый раз перед прививкой ребенка должен осмотреть врач, осмотр стоит 1200 рублей. На прошлой неделе ребенку надо было сделать пробу Манту, а через три дня получить еще одну прививку — и перед ней ребенка снова отправили на осмотр за 1200 рублей. И еще я каждый раз платил по 300 рублей за то, что медсестра делала укол. Это расходы, которые могут покрыть не все родители.

Помощь по договоренности

В основном мигранты обращаются к нам за помощью, если при лечении возникли споры. Чаще всего это происходит при авариях и несчастных случаях на производствах. Тогда возникают проблемы с руководством больницы, которые просят мигранта оплатить лечение, так как оно не попадает под прописанное в полисе.

Если мигрант работал легально, а работодатель выплачивал взносы в Фонд социального страхования (ФСС), то все платное лечение в случае травмы на производстве возмещает ФСС. Так как в 90% случаев отчисления в ФСС не производятся, все расходы должен возмещать работодатель. Однако тут тоже возникают сложности, поэтому мы решаем такие вопросы переговорами с работодателями.

Фото:  ГАУЗ СО «ГБ № 4 Г.Н.ТАГИЛ»

Если мигрант заболевает чем-то серьезным, то в большинстве случаев уезжает лечиться на родину — там это всегда дешевле. То же самое и при травмах: мигрант получает какую-то выплату от работодателя и возвращается на родину. У меня был случай, когда человеку проломило голову арматурой, он стал инвалидом. В России реабилитационное лечение ему насчитали на 1 миллион рублей. Он получил 250 тысяч от работодателя и уехал в Узбекистан.

Я думаю, что раз мигранты оплачивают НДФЛ, патент, за них перечисляют взносы в пенсионные фонды, то у них — подчеркну, официально работающих людей — должно быть что-то наподобие государственного ОМС.

Екатерина Иващенко

Материал подготовлен при поддержке представительства Oxfam в Российской Федерации.